?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая дегустация | Следующая дегустация

lux1539ex.35649

За последние лет десять в Испании появилось множество виноделен, которые можно сразу вносить в каталоги лучшей современной архитектуры. Поэтому с каждым годом становится все интереснее: зачем их строят, почему их так много и где лучше всего на них смотреть?

eu1539ex1

Marques de Riscal строили восемь лет, потратили около 100 млн долларов, цены на номера в отеле заявлены от 350 до 1350 евро, и некоторые уже забронированы до 2010 года.

Мировой разбег

Современные винодельни – часть общего помешательства, охватившего страну в последние 20 лет. Примерно 10 лет Испания приходила в себя после Франко, и с середины 1980-х годов началась мощнейшая реакция на десятилетия консерватизма и замкнутости. Эту реакцию можно наблюдать во всех областях, от кинематографа (Альмодовар) до гастрономии (Адриа), от моды (Агата Руис де ла Прада) до архитектуры. В архитектуре, правда, ситуация немного отличается. Объясняется это тем, что архитектура – самый «долгий» вид искусства, и если в стране нет своей школы (а ее практически не было), возникает она гораздо дольше, чем в музыке или кино. Так что архитекторов пришлось рекрутировать иностранных. В итоге очень хорошей современной архитектуры в Испании стало так много, что недавно Нью-Йоркский Музей современного искусства (МОМА) посвятил ей отдельную выставку. Суперсовременные винодельни, конечно, сильно выпадают из общего пейзажа с черепичными крышами и белеными стенами, характерного для испанских деревень. Но именно их непохожесть привлекает туристов, и поэтому все новые и новые винодельни нанимают самых знаменитых архитекторов, таких, как Норман Фостер и Заха Хадид, для разработки проектов своих новых зданий. Стоит заметить, что сотрудничество с модными архитекторами не является прерогативой бодег, выпускающих вина «современного стиля». Ярчайший пример – то, что Lopez de Heredia, один из немногих «оплотов старого стиля» Риохи, нанял как раз Заху Хадид – ученицу Рема Колхаса, известную своими деконструктивистскими работами вроде пожарной части в Германии, похожей на бетонный истребитель. И вот она построила в Риохе дегустационный павильон для классичнейших вин: с причудливыми плоскостями из позолоченной стали, острыми углами и «текучими» опорами, и все это вместе напоминает немного перекошенный позолоченный декантер. А внутрь павильона встроен резной киоск из красного дерева, который представлял бодегу на Всемирной Брюссельской Выставке в 1910 году. Фактически Хадид вставила старинный павильон в новый, легко и эффектно обеспечив и связь поколений, и визуальное сопоставление старого и нового.

Временные рамки

Архитектура – самое длящееся во времени искусство. Кроме того, она сочетает самую большую открытость и закрытость: нет более доступных для обозрения объектов, чем здания, и мало что может сравниться по сложности с восприятием современной архитектуры, которая требует недюжинного образования, «насмотренности» и умения выявлять скрытые ассоциации. Великие вина в целом существуют по тем же законам: они требуют длительной выдержки, хорошего понимания предмета и основательного дегустационного опыта. Конечно, время вина короче времени архитектуры. Разумеется, выдающиеся образцы из Риохи и Риберы-дель-Дуэро стоят дорого и доступны далеко не всем. Но, тем не менее, именно эта протяженность во времени и общая необходимость в подготовленном зрителе/дегустаторе стала тем, что объединило современную архитектуру и вина Испании.

Senorio de Arinzano_ Winery 1

Искусство Монео видно в том, что он заботливо рассчитал судьбу здания Chivite на десятилетия вперед: со временем бетонные стены станут больше похожи по текстуре на камни, а медная крыша окислится, позеленеет и сольется с листвой растущих рядом дубов.

Северный завоз

Если наносить на карту в порядке появления все винодельни, представляющие интерес с точки зрения архитектуры, станет видно, что их строительство шло с севера на юг: Наварра, Риоха-Алавеса, Риоха-Альта, Рибера-дель-Дуэро. Это явно указывает на общий источник вдохновения: богатая и всегда интересовавшаяся искусством Страна Басков. Недаром самая мощная волна строительства пошла именно после открытия в 1998 году эмблематичного для всей северной Испании Музея Гуггенхайма в Бильбао, и недаром его автора, Фрэнка Гэри, выбрали для самого амбициозного за последние годы проекта в Риохе.

Detalle nave vinificacion_Vinareal

Viña Real внутри меньше похожа на бочку, чем снаружи, то что-то общее в структуре все-таки прослеживается.

Наваррский старт

Наварра всегда была экономически сильно связана со Страной Басков – именно через баскские порты по миру развозили все, что производили в Наварре. Поэтому неудивительно, что первыми «архитектурной моде» поддались именно там. Еще менее удивительно то, что самое современное и красивое здание построило для себя самое известное и почтенное семейство наваррских виноделов. В 1988 году Хулиан Чивите купил многообещающие виноградники в Аринсано (интуиция, как всегда, Чивите не подвела – в прошлом году Аринсано стало пятым паго Испании). Виноградники в поместье Сеньорио де Аринсано были чудо как хороши, а вот винодельню надо было строить практически с нуля. И тут Чивите совершили такой сильный жест, на какой до них никто не отваживался. Для постройки винодельни они пригласили не какого-нибудь коммерческого проектировщика, а Рафаэля Монео, настоящую звезду мировой архитектуры: декана факультета архитектуры Гарвардского университета и лауреата Притцкеровской премии (см. ниже). Задача у Монео была непростая: построить на почти ровном месте гравитационную винодельню (тогда как для такого типа построек гораздо удобнее холмы, см. SWN №30) и при этом как-то включить в общий комплекс уже существовавшие старинные здания: башню дворца Кабо де Армерия, неоклассическую церковь начала XIX века и жилой дом XVIII века. Монео вышел из положения так: оставил в неприкосновенности все эти постройки и окружил их разомкнутым многоугольником винодельни. А внутри бодеги большую часть уровней опустил под землю, благодаря чему основное здание получилось невысоким, поэтому спокойно вписывается в окружающий почти равнинный пейзаж и не раздражает взгляд.
В целом можно сказать, что Монео на несколько лет задал концепцию современной винодельни: небольшая высота, тщательный учет особенностей ландшафта и суперсовременная техническая начинка, которая и обуславливает внутреннюю структуру помещений. Сейчас он в том же стиле строит новую винодельню Чивите в Ла Орре (Рибера-дель-Дуэро).

JUAN_ALCORTA_SALA_CATA_2

Juan Alcorta кроме грандиозного погреба поражает визитеров еще и своим дегустационным центром. Удобство и идеальная оснащенность сочетаются со строгой белизной, ни на йоту не искажающей цвет вина.

Традиции и туристы

Сегодня наибольшее количество современных виноделен построено в Риохе. При этом она по-прежнему считается чуть ли не самым традиционным винным регионом Испании. А модная архитектура, по мнению многих журналистов, – лишь способ привлечь туристов.
Журналисты во многом правы. Риоха долго была довольно закрытым для посторонних регионом. На гостеприимство в большинстве виноделен могли рассчитывать только владельцы внушительных частных погребов, планирующие объемные закупки (хотя бы от пяти ящиков). И до сих пор состояние дорожной индексации демонстрирует, что туристы не слишком важны для местных жителей. Однако некоторые винодельни и местные власти уже поняли, что эногастрономический туризм – вполне серьезная статья доходов, а современная архитектура в сельской местности может стать достопримечательностью. Поэтому все такого рода проекты активно патронируются и Регулирующим советом вин Риохи, и, разумеется, Советом по туризму, который даже учредил приз за лучшую архитектуру виноделен.

EBV_1

Три года назад Регулирующий совет Риберы-дель-Дуэро решил не отставать от виноделен и организовал открытый европейский конкурс на проект своего нового здания. Конкурс выиграло бюро EBV, которым руководят совсем молодые архитекторы Фабрицио Бароцци и Альберто Вейга. Их проект наиболее отвечал требованию «выразить дух местности и переплетение городских и сельских мотивов».

Драгоценное украшение

Все главные архитектурные достопримечательности Риохи сконцентрированы на очень небольшом пространстве: Lopez de Heredia, Riscal, Ysios и Baigorri находятся на расстоянии максимум 25 км друг от друга.
Самый дорогой, самый амбициозный, самый обсуждаемый – все эти эпитеты, безусловно, подходят для нового проекта Marques de Riscal. Забавно, что это даже не винодельня, а отель, винное SPA и дегустационный центр.
В совершенно сельский пейзаж с бесконечными виноградниками, ветряками и старинными деревушками прославленный Фрэнк Гэри (автор музея Гуггенхайма в Бильбао и пражского «Танцующего дома») добавил чудо современной архитектуры стоимостью более 100 млн долларов. Некоторые журналисты назвали его «рождественской елкой, поставленной не там, где надо», другие – «юбкой танцовщицы фламенко», а самые язвительные – «мультяшной архитектурой».
Официальная версия гласит, что Гэри был вдохновлен бутылкой риохи: розоватые листы металла символизируют красное вино, золотые – сетку, которой раньше часто оплетали бутылки, а серебряные – капсулу на горлышке.
В полной мере решительность владельцев бодеги становится ясной, когда понимаешь, что они позвали едва ли не самого известного на сегодняшний день деконструктивиста перестраивать старейшую из сохранившихся в Риохе виноделен (основное здание было построено в 1858 году). Гэри, конечно, не тронул сами производственные помещения, но совершенно затмил их своим разноцветным блестящим зданием. Поскольку во внешнем виде и внутренней структуре отеля и SPA не видно ничего, что напрямую связывало бы их с производством вина (кроме не очень убедительной цветовой символики), «Город вина» Marques de Riscal стал лишь украшением риоханского пейзажа. Но, надо признать, потрясающе красивым.

Прекрасная функциональность

Bodegas Baigorri – полная концептуальная противоположность творению Фрэнка Гэри. Баскский архитектор Инаки Аспиасу разделил свою постройку на две части. Первая – огромный стеклянный куб на вершине холма, представляющий собой огромную смотровую площадку с панорамным обзором виноградников. Стеклянные стены, не препятствуя обзору, «замыкают» посетителей в закрытое пространство, позволяющее им достичь максимальной концентрации на том, что они видят перед собой. Вторая часть – сама винодельня, врытая в холм под кубом и организованная по гравитационному принципу на шести уровнях. Задачей архитектора было лишь создать удобную и простую среду для работы. Фактически единственное украшение Baigorri – огромный логотип бодеги на одной из стен стеклянного куба, а все остальное пространство подчинено практическим задачам. При этом Аспиасу очередной раз показал, как красиво можно организовать сугубо производственные помещения.

Традиции в бетоне

Если Baigorri целиком «заточена» только под виноделие, а Marques de Riscal представляет собой блестящую брошку на плече красавицы Риохи, то Bodega Darien находится где-то посередине: не забывая о функциональности, здесь любят и умеют украшать. Darien позиционирует себя как авангардную во всех смыслах винодельню: с современной архитектурой, винами «нового стиля» и рестораном с актуальными трактовками классических региональных рецептов. Само здание построил Хесус Марино Паскуаль. Darien – не гравитационная винодельня, но большая ее часть так же «утоплена» в холме, поскольку так удобнее поддерживать температурный режим. Внутри сложные геометрические переходы и продуманная система освещения создают причудливое полутемное волшебное подземелье. В эти современные интерьеры удивительно удачно вписалась собранная Darien коллекция риоханской керамики с XV до XX века – единственная в мире по полноте и размеру.

1327_3000_aerial_dayC.tif

Трехконечную звезду Portia можно разглядеть только из воздуха, но Норман Фостер всегда строил слегка в «космическом» стиле.

Наследники Гауди

Концепция Bodegas Ysios близка Darien – симбиоз архитектуры и вина. Но Ysios Сантьяго Калатрава (автор грандиозного «Города науки» в Валенсии) организовал немного по другому принципу: очень примечательный экстерьер и очень простой интерьер. Во внешности бодеги самая яркая деталь – крыша, которая напоминает синусоиду, нарисованную на экране компьютера с чудовищно низким разрешением. Отчасти извилистая линия карнизов и крыш повторяет абрис Кантралийских гор, у подножья которых и расположен Ysios. Как любой объект современного искусства, крыши Ysios вызывают множество толкований. Кто-то полагает, что они «срисованы» с линии, образуемой рядом бочек в погребе, а кто-то находит в них что-то общее с траекторией полета птиц. Битые черепки на крыше стали явным знаком уважения к Гауди. Кстати, и волнистую крышу можно считать неочевидной цитатой: она уже была использована Гауди для приходской школы при соборе Святого Семейства, правда, с гораздо меньшим изгибом.
Внутри винодельня представляет собой длиннейший прямоугольник (200 м на 30 м). С одной стороны принимают виноград, который дальше обрабатывают, давят, ферментируют, выдерживают и с другой стороны отгружают уже бутылки с вином. Материалы, использованные для строительства, – уже ставшее традиционным сочетание теплого дерева и холодного металла. Калатрава добавил винных ассоциаций, облицовав южную стену длинными кедровыми досками, так что с этой стороны здание похоже на очень вытянутую бочку. Две другие стены облицованы алюминием, а четвертая оставлена бетонной.
Ysios – еще и отличный пример того, что современная архитектура необязательно стоит запредельно дорого: Bodegas y Bebidas ограничили Калатраву бюджетом в 6 млн евро – и он без проблем в него уложился.

Reportaje Ysios. Septiembre-2008

Известные архитекторы оказались очень действенной приманкой для туристов. В прошлом году Ysios (не самую известную винодельню в Риохе) посетило около 20 000 человек.

Дома для миллионов

Помимо прочего, Риоха также является крупнейшим «негоциантским» регионом Испании. Именно здесь появилось большинство крупных испанских алкогольных компаний, которые заливают мировой рынок недорогими винами. Самые передовые из этих монстров также не чужды модным веяниям и недавно начали строить нечто, отличное от бетонных ангаров. Два ярчайших примера огромных виноделен, выдержанных в духе современной архитектуры, – Viña Real (принадлежит крупному концерну CVNE) и Juan Alcorta (входит в группу Bodegas y Bebidas, производит одно из самых продаваемых испанских вин Campo Viejo).
Здание Viña Real иногда называют «бочкой на холме», поскольку основной корпус винодельни выстроен в виде невысокого цилиндра, похожего на старинные деревянные чаны для ферментации. Эту «бочку» построил известный французский архитектор Филипп Мазьер. До того он успел спроектировать немало бордоских виноделен. Мазьер один из немногих архитекторов, действительно понимающих процесс виноделия, поэтому он умеет эффектно вписывать в интерьер даже ИЛО (идентифицированные летающие объекты – стальные емкости, передвигающиеся по потолку и загружающие виноград в нужный ферментационный чан).
В Viña Real нет ни одной детали, придуманной для украшения – только то, что действительно нужно. В общем, так были устроены все крупные коммерческие винодельни, но едва ли не впервые сторонники подобного подхода создали действительно красивое здание. А форма настолько точно следует за стадиями процесса производства вина, что винодельня получилась раз в десять дороже, чем могла бы: выверять все до миллиметра оказалось недешево. Конечно, из десятикратного увеличения цены где-то половина пришлась на материалы, в частности, на облицовку из канадского красного кедра.
Владельцы Juan Alcorta задумывали свою винодельню как место для крупнейшего в Европе погреба. Поэтому им требовался архитектор не только талантливый, но и способный технически справиться с такой непростой задачей. Таким специалистом оказался ученик Монео Игнасио Кемада. Он создал проект по принципу айсберга: небольшие надземные постройки и огромные бесконечные погреба, в которые он спустил разнонаправленные пандусы, нарушающие монотонность бесконечных рядов бочек. Колоссальность проекта подчеркнута непрямыми углами в длинных коридорах, отделкой стен из очень длинных деревянных панелей и огромными шестиметровыми дверями, чей размер не предполагает никакого дополнительного дизайна.

Darien de noche 1

Darien стала одной из обладателей премии за лучшую архитектуру от Совета по туризму Риохи, Наварры и Страны Басков.

Английский десант

Лучшие винодельни в Рибере-дель-Дуэро оказались приверженцами английского стиля в архитектуре. Причем Рибера, где богатые винодельни всегда были в среднем немного богаче, чем в Риохе, может себе позволить нанимать не просто знаменитых архитекторов, а живых классиков. Самые масштабные проекты здесь реализовали два автора, которые были посвящены в рыцари за свои архитектурные достижения: лорд Норман Фостер, барон Берега Темзы, и лорд Ричард Роджерс, барон Риверсайдский.
Bodegas Portia авторства Нормана Фостера расположена в Гумьель-де-Исан и входит в группу Faustino. Лорд Фостер создал проект в своем обычном стиле: дорогой (25 млн евро), простой, но очень эффектной формы (трехконечная звезда), с «открытой» конструкцией (ферментационные чаны доступны для обозрения всем прохожим), «одетый» в сталь и стекло. Отдавая дань уважения вину и особенностям его производства (он даже поучаствовал дважды в сборе урожая, «чтобы почувствовать процесс»), Фостер к стеклу и металлу добавил дуб. Возможно, дальше рядом будет сооружена гостиница в том же стиле.
Новая винодельня известной бодеги Protos была запущена в 2008 году. Ее владельцы помешаны на хайтеке (например, здесь используют инфракрасные анализаторы качества винограда), поэтому неудивительно, что они наняли одного из отцов этого стиля в архитектуре. Лорд Ричард Роджерс (автор центра Помпиду и здания Европейского суда по правам человека в Страсбурге) начинал вместе с Фостером (у них было совместное бюро Team 4), а его главное открытие, совершенное совместно с Ренцо Пьяно во время проектирования Центра Помпиду, называется боулизм. Боулизм – это те самые вынесенные наружу коммуникации, которые веселыми разноцветными трубами оплетают здание центра. Но при постройке винодельни боулизм не годится, поэтому для Protos Роджерс разработал проект немного в другом духе – нарочито простом (и все равно очень дорогом: бодега стоила около 36 млн евро). Protos была задумана как современная интерпретация традиционной бодеги Риберы-дель-Дуэро. Погреб, как это принято, находится под землей, и трогать его никто не стал, а вот винодельня, расположенная частично на поверхности, частично – ниже уровня почвы, была создана Роджерсом с нуля и соединена туннелем с существующими постройками и погребами. Самая яркая архитектурная доминанта бодеги – пять параболических черепичных сводов на огромных деревянных опорах, которые выглядят очень легкими, несмотря на свою массивность. Модульная система «разбивает» единый объем и создает контрапункт между абрисом здания и окружающими его пологими холмами.

aerea1_PROTOS

Пять выгнутых крыш Bodegas Protos напоминают и холмы Риберы, и бочки в погребе.

Лауреатник

Притцкеровская премия была учреждена семейством Притцкер (владельцы гостиничной сети Hayatt) в 1979 году как аналог Нобелевской для архитекторов. Она вручается авторам, которые показали себя «наиболее изобретательными, современными и умеющими использовать разнообразные архитектурные конструкции». Так вот, на данный момент в Испании построили винодельни пятеро (из 22 живущих) лауреатов этой самой уважаемой премии в мире:Рафаэль Монео (Chivite)
Фрэнк Гэри (Marques de Riscal)
Заха Хадид (Lopes de Heredia)
Ричард Роджерс (Protos)
Норман Фостер (Portia)

Автор: Анна Кукулина
Источник

promo tasting_of_life february 6, 2018 16:36 10
Buy for 30 tokens
Мой аккаунт на zen.yandex.ru. Кому удобно - подписывайтесь! P.S. Кстати, смело делитесь в комментах своими каналами, пусть будет френдомарафон.

Comments

( 2 высказались — Высказать мнение )
morskiekamni
Jul. 7th, 2014 09:02 am (UTC)
очень интересно, спасибо.
tasting_of_life
Jul. 8th, 2014 09:10 am (UTC)
пожалуйста!
( 2 высказались — Высказать мнение )

Наипоследнейший месяц

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Содержание

Powered by LiveJournal.com